Главная страница / СНИП №07-08/2013 / Саморегулирование

В знак солидарности

Саморегулируемое сообщество подстраивается под изменения норм страхования

Дарья Балабошина


1 июля начала действовать новая редакция статьи 60 Градостроительного кодекса РФ. К этому времени строителям и страховщикам уже удалось прийти к компромиссу насчет того, каким теперь будет страхование имущественных интересов членов СРО.

В знак солидарности. Саморегулируемое сообщество подстраивается под изменения  норм страхования

Национальным объединением строителей (НОСТРОЙ) совместно со Всероссийским союзом страховщиков (ВСС) были выработаны два оптимальных варианта дальнейших действий членов СРО.

Небезызвестная поправка к 60-й статье Градкодекса вводит новый механизм распределения ответственности между участниками инвестиционно-строительного процесса. На смену субсидиарной ответственности субъектов этой деятельности пришла солидарная. Наш журнал неоднократно описывал данный механизм в подробностях, перечисляя его особенности, плюсы и минусы (подробнее см., например, «Страхование: новые ориентиры» в «СНИП» № 5, 2013 г.). Поправка, меняющая структуру правоотношений между различными участниками строительной деятельности и так называемыми третьими лицами, была принята больше полутора лет назад. Федеральный закон № 337 «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и отдельные законодательные акты», содержащий целый комплекс поправок, и в том числе видоизмененную статью 60, был подписан президентом России осенью 2011 года. Уже с тех пор практически все саморегулируемое сообщество строителей, проектировщиков, изыскателей, а также страховщики озаботились тем, как им взаимодействовать с 1 июля 2013 года. Однако к консенсусу удалось прийти только накануне вступления в силу новой редакции Градкодекса.

Наконец договорились!

Как только стало известно о том, что законодательные нормы в области страхования ответственности членов СРО перед третьими лицами будут кардинальным образом изменены, у всех участников строительного процесса возникли обоснованные опасения, что ранее применявшиеся формы страхования могут оказаться неэффективными. На протяжении нескольких месяцев эта тема активно обсуждалась. «На наш взгляд, в итоге мы выработали сбалансированное решение», – отмечает руководитель аппарата НОСТРОЙ Илья Пономарев. Национальное объединение строителей дискутировало о данной проблеме с рабочей группой по взаимодействию со строительными СРО Всероссийского союза страховщиков. Последняя включает в себя 20 страховых компаний, на которые приходится более 85% рынка страхования ответственности членов СРО.

«Безусловно, у всех были свои взгляды на ситуацию, многие пытались предложить свои варианты дальнейшего страхования. К сожалению или к счастью, единого мнения выработать не удалось, но получилось скомпилировать все подходы в два принципиально различных направления страхования. В итоге можно сказать, что страховаться с 1 июля вполне возможно, механизмы для этого есть», – уверен генеральный директор САО «Гефест», глава рабочей группы ВСС по взаимодействию со строительными СРО Александр Миллерман.

Свобода выбора

Итак, существует два базовых подхода, позволяющих страховать риски членов строительных СРО в условиях обновленного законодательства. Первый: через уже привычную всем схему договора страхования гражданской ответственности. Второй механизм: в рамках комплексного договора страхования финансовых рисков и ГО.

Дело в том, что поправка к 60-й статье Градкодекса переложила ответственность за вред, причиненный третьим лицам в результате проведения работ, с подрядчика на другой круг лиц – собственников, застройщиков, техзаказчиков. Договоры страхования по-прежнему заключают подрядчики, а выплаты по ущербам будут осуществлять вышеупомянутые лица. Безусловно, в рамках регрессного требования подрядчики должны будут компенсировать ущерб заказчикам или собственникам, первоначально выплатившим его. Но разница с прежней схемой все-таки существенна: речь идет уже не о субординационных требованиях к виноватому, а о регрессных требованиях в рамках правоотношений. Поэтому возникли вопросы, как страховать риски при такой конструкции правоотношений.

«Не вдаваясь в теоретические подробности, скажу, что есть возможность застраховать риски в рамках привычной схемы договора страхования гражданской ответственности, и ряд уважаемых страховых компаний такое предложение поддерживают», – считает Александр Миллерман. У этого направления есть как плюсы, так и минусы, продолжает он. Положительные моменты состоят в том, что это привычная схема, к ней уже сформирована перестраховочная защита, к тому же именно такой вид страхования упомянут в Градостроительном кодексе. Но есть и недостатки. Было опубликовано разъяснение Федеральной службы по финансовым рынкам о том, что тот вид страхования, который действует с 1 июля 2013 года, по классификации ФСФР относится к категории финансовых рисков, а не рисков ответственности. Возможны различные варианты толкования правоотношений в рамках гражданской ответственности. Возникает вопрос о том, кого считать регредиентами по договору. Кроме того, к сожалению, могут найтись недобросовестные страховщики, которые, пользуясь юридическими зацепками, будут пытаться отказывать в выплатах тем, кто заключил привычный договор страхования ГО.

Для страховщиков, которые пойдут по пути страхования рисков в рамках гражданской ответственности, в дальнейшем также могут возникнуть определенные проблемы. Когда контролирующие органы увидят, что застрахованы не финансовые риски, а ответственность, они могут применить к данным страховщикам определенные санкции. «Такой вариант гипотетически возможен. Не факт, что каждого будут проверять, и что проверяющие поступят именно таким образом, но разъяснение ФСФР получено, а значит, такой риск присутствует», – считает Александр Миллерман. Тем не менее это ударит не напрямую по строителям, а по их партнерам – страховым компаниям, которые будут придерживаться упомянутой схемы.

На новый лад

Говоря о плюсах другого подхода – комплексного страхования ГО и финансовых рисков – можно отметить более прозрачную и открытую схему страхования, в которой все отношения между потерпевшими, регредиентами и страховщиком прямо и четко прописаны. Но и некоторые минусы также очевидны. Во-первых, это незнакомый для строителей вид страхования. Во-вторых, нужно будет отрабатывать все схемы заново. В-третьих, страхование финансовых рисков не упомянуто в Градкодексе. Если, например, член СРО застрахует только финансовые риски, то контролирующие органы могут счесть, что размер его взноса в компенсационный фонд должен составлять не 300 тыс. рублей, а 1 млн. Так как «скидка» предусмотрена лишь для тех строителей, которые застраховали свою гражданскую ответственность. Таким образом, и к данному механизму есть ряд вопросов.

Из тех фигур, которые являются непосредственными ответчиками перед потерпевшими и выплачивают им ущерб (застройщик, собственник и др.), не все являются членами саморегулируемых организаций. Как отмечает Александр Миллерман, в каждом конкретном случае нужно выяснить, кто из ответчиков по закону о саморегулировании попадает под вмененное страхование. Все остальные теоретически могут не страховать свои финансовые риски.

Важно понять, что регрессные требования – это не те требования, которые возникают непосредственно из-за причинения вреда, поскольку собственнику напрямую вреда никто не наносил. В данном случае он просто понес убытки, связанные с нерадивым отношением строителей к своей работе. И он их компенсирует либо за счет собственности строителя, либо через компенсационный фонд. Но лучше всего эти риски, конечно, цивилизованно страховать.

«Мы полностью уверены в работоспособности механизма страхования финансовых рисков. Этот вид страхования описан в законе о страховании и является вполне управляемым механизмом, – отмечает Илья Пономарев. – Кроме того, сейчас готовится новый законопроект о страховании финрисков, он может быть принят Госдумой уже в эту осеннюю сессию. В этом документе будут более подробно описаны некоторые моменты, в том числе как раз интересные строителям».

Индивидуальный подход

По словам Александра Миллермана, практически все ведущие страховщики, в том числе все фигуранты рынка страхования СРО подтвердили, что их компании, какие бы договоры ни заключались, в любом случае будут нести ответственность и собираются платить в страховых случаях. «Я, конечно, далек от иллюзии верить всем на слово, но компании серьезные, солидные и за свои слова, как правило, отвечают», – подытожил Миллерман.

Обсуждая проблематику, ВСС и НОСТРОЙ пришли к выводу, что саморегулируемые организации, как и большинство строителей, имеют свои юридические службы, а также давно налаженные партнерские связи с теми или иными страховыми компаниями. Поэтому самым правильным подходом для строителей будет работа с теми же, с кем они имели дело и раньше, на тех условиях, которые предложат страховщики (в рамках первой либо второй схемы) и которые будут одобрены юристами организации. Каждая страховая компания, вероятнее всего, проанализирует ситуацию и самостоятельно выберет тот вариант страхования, который, с ее точки зрения, максимально соответствует сегодняшним требованиям законодательства. Именно такая разновидность договора и будет рекомендована всем членам строительных СРО, работающих с этим страховщиком. В рамках ВСС компании договорились наиболее полно информировать членов саморегулируемых организаций обо всех существующих сегодня подходах к страхованию рисков, а также плюсах и минусах каждого из вариантов.

Единого рецепта ни НОСТРОЙ, ни ВСС сегодня дать не готовы.

Чего требовать?

Саморегулируемые организации теперь озабочены вопросом, как быть с уже принятыми внутренними требованиями по страхованию. Всем СРО придется оценить эти документы на предмет того, насколько они соответствуют новой редакции статьи 60 Градкодекса. Если, на взгляд членов саморегулируемой организации, данные положения больше не вписываются в законодательные реалии, их придется принимать заново. Но в каком виде?

Рекомендации на этот счет просты: утверждать новые требования не в виде типового договора, а в виде набора рисков, которые, по мнению конкретной СРО, должны быть застрахованы. По какому именно договору рекомендуется их страховать – в рамках финансовых рисков или рисков ответственности – в требованиях уточнять не стоит. «Для вас важно, что застраховано, а не какой из договоров, лицензированных в Страхнадзоре, предложит вам страховщик. Если вы пойдете по этому пути, то снимете с себя головную боль», – считает Александр Миллерман. Кроме того, если законодатель вдруг примет решение перенести срок вступления в силу новой редакции статьи 60 либо как-то изменить эту норму (а такие попытки тоже предпринимаются), то саморегулируемым организациям, принявшим «гибкие» требования по страхованию, не придется снова их менять. По имеющимся данным, законопроект о переносе срока вступления в силу 60-й статьи Градкодекса находится в Госдуме. Теоретически он может быть рассмотрен в трех чтениях сразу, поскольку не предполагает никаких изменений и правок между первым и вторым чтениями. Вполне вероятно, что такое решение будет принято. Но с уверенностью этого сказать нельзя. По данным на начало июля, на законопроект ожидалось заключение правительства.

А пока…

Необходимо ли членам СРО уже сейчас перезаключать имеющиеся договоры страхования ГО? Соответствуют ли они новым законодательным нормам, которые вступили в силу 1 июля? Страховщики так комментируют ситуацию: нужно брать каждый конкретный договор и анализировать приведенные там формулировки. В обязательном порядке перезаключать их не надо. Но такая вероятность все же может возникнуть. Также не исключена необходимость подписания дополнительного соглашения к уже существующему договору.

В любом случае, по тем договорам, которые заключены ранее, страховщики будут продолжать нести полную ответственность в рамках упомянутых в них рисков. «Как бы то ни было, речь не идет о том, что после 1 июля все массово должны перезаключить договоры страхования. Это совершенно не нужно», – подводит итог Александр Миллерман.

Страховые компании уверяют: подорожать их услуги в связи с изменениями законодательства не должны. Новые специалисты страховщикам не потребуются, поскольку риски в договорах прописаны примерно те же, что и раньше. Структура правоотношений поменялась, но не принципиально. Трудоемкость также кардинально не изменилась – нужно лишь один раз перенастроить компьютерную систему. Неким переходным периодом будет первый год действия поправки, затем уже можно будет сделать какие-то выводы. Накопится достаточное количество заключенных по новым правилам договоров, появятся первые предъявленные ущербы и выплаты, а также попытки получить компенсацию по регрессным требованиям. Сформируется начальная судебная практика, статистика. Если она будет сильно отличаться от той, что была накоплена в первые три года саморегулирования, в этом случае тарифы могут поменяться. «Причем не факт, что в сторону увеличения, – добавляет Александр Миллерман. – Насколько я знаю, на данный момент никто из коллег пока не собирается менять тарифы. От того, что 30 июня сменилось на 1 июля, ничего еще не поменялось».

Социальный оттенок

Новая версия статьи 60 содержит положения, очень позитивные с социальной точки зрения. Как известно, поправки вводят новые суммы компенсаций сверх возмещения вреда потерпевшим – от 1 до 3 млн рублей за каждого пострадавшего. Немаловажно, что предусмотрена безусловность возмещения вреда потерпевшим. Раньше эти риски тоже существовали, но они были предметом судебных споров, теперь же есть четко определенный законодательством вмененный объем средств, который пострадавшие в любом случае получат. Таким образом, возникнет дополнительный объем выплат, связанный с причинением вреда жизни и здоровью. «Исходя из нашей статистики, а мы мониторим все несчастные случаи на всех строительных площадках страны и стараемся с ними разбираться, эти выплаты могут достигнуть достаточно большого объема. Теоретически этот риск тоже может быть предусмотрен в договорах страхования», – комментирует Илья Пономарев.

Что же касается непосредственно возмещения вреда, то сокращен круг лиц, которым теперь можно предъявить иск. Таким образом, для населения существенно упрощена процедура взыскания ущерба. «Полагаю, что те решения, которые мы оформили в виде рекомендаций, помогут правильной организации процесса, защитят потребителей строительной продукции. В данном случае речь о тех лицах, которые не связаны договорными отношениями со строителями – о третьих лицах», – объясняет Илья Пономарев.

Теперь пострадавшим будет гораздо легче найти организацию, которая обязана возместить им ущерб в полном объеме. Кроме того, имеет место если не «презумпция виновности», то во всяком случае вмененная ответственность. Ответственное лицо в любом случае выплатит компенсацию пострадавшим, после чего будет искать конкретных виновников случившегося – например, среди строителей и проектировщиков, и с них уже регрессом будет требовать уплаченную сумму. Для потерпевших система стала на порядок удобнее. Раньше они регулярно получали отказы в выплатах, ведь им нужно было определить, в результате чьих именно действий был нанесен ущерб, и доказать это. Надо ли говорить, что это весьма нелегко. Если речь идет об уголовном деле – обычно более или менее понятно, кто виноват. Но если нет, то возникает масса вариантов – виноват ли проектировщик, изготовитель материалов, застройщик или вообще эксплуататор. Теперь же гражданам не требуется наличия специальных знаний в области строительства, проектирования и изысканий, чтобы получить компенсацию понесенного ущерба.

Дальнейшие взаимоотношения складываются уже между квалифицированными участниками рынка. Заказчик знает, с кого спросить, так как представляет, с кем имел дело. Таким образом, внутри взаимоотношений заказчика, подрядчика и субподрядчиков риски распределяются по большому счету так же, как и раньше. «Конечно, нам бы хотелось, чтобы и регрессные требования, возникающие у собственника, концессионера, заказчика, застройщика к тем организациям, которые допустили в работе повлекшие ущерб ошибки, были в полной мере удовлетворены, и соответственно застрахованы», – добавляет Илья Пономарев.

Полезный симбиоз

В НОСТРОЙ возлагают большие надежды на дальнейшее конструктивное взаимодействие со страховым сообществом. «Мы делаем ставку на страхование как на один из рыночных, а не административных индикаторов качества работы строителей», – говорит Илья Пономарев. Он поясняет: отношения, которые формируются между страховщиками и строителями, наиболее честны с точки зрения оценки качества работы последних. Потому что в случае проведения некачественных работ партнером-строителем страховщику придется платить. «Получается, что бизнес контролирует бизнес. А это наиболее сбалансированная система управления качеством. Не надзорная, не «палочная», а динамическая. Возникает мотивация работать более качественно, иначе вам предложат такие страховые тарифы, которые будет сложно осилить. На мой взгляд, это хороший пример конструктивного взаимодействия бизнес-сообществ не с параллельными, а скорее с пересекающимися интересами», – продолжает Илья Пономарев. По сути, оценка надежности той или иной строительной компании страховщиком – это процесс, имеющий много общего с предквалификацией, так широко сегодня обсуждаемой в профсообществе. Безусловно, у страховщиков есть своя база данных, позволяющая адекватно оценить любого потенциального партнера. Получается, что саморегулирование вкупе со страхованием – это надежный регулятивный механизм для рынка, в отличие от саморегулирования самого по себе.

«Мы работаем со страховщиками не с позиции неуязвимости строительного сообщества, – уточняет Илья Пономарев. – Нам бы хотелось, чтобы заявленные нами обеспечительные институты действовали реально, защищая тех, кто получил ущерб в результате некачественной работы строителей».

От взаимодействия строителей и страховщиков во многом зависит будущее стройкомплекса. «Если мы покажем страховому сообществу, что научились управлять процессами и рисками в стройке, то совместно со страховщиками и банками мы могли бы кратно поправить ситуацию с инвестициями в строительную сферу», – заявил Илья Пономарев в беседе со «СНИПом» (см. интервью на стр. 30). Речь не только об инвестициях в девелоперские проекты, но и о доступности капиталов и страховок для подрядчиков. Идеально будущий механизм взаимодействия выглядит так: страховщик выставляет некий стандарт требований, которым должна соответствовать строительная организация, и такой организации гарантированы преференции – со стороны страхового, банковского сектора, а возможно, и контрольно-надзорных структур. В этом случае саморегулирование станет своего рода «клубной картой», которая дает серьезные рыночные преимущества. Вот тогда этот институт станет действительно экономически мотивированной системой. А государству останется только спокойно наблюдать за процессом.


СНИП №07-08/2013

Х Закрыть
СНИП

Выберите год и месяц

Х Закрыть
СНИП

Не найдено ни одного номера журнала.

СНИП


События

18.09. Санкт-Петербург потратит на "Зенит-Арену" ещё 18,8 млрд руб.

18.09. Санкт-Петербург выделит в 2014 г. на развитие метро 21 млрд руб.

17.09. Мост стоимостью 1,5 млрд руб. в Астраханской области построен за 7 месяцев


Выставки и конференции

08.11-11.11 "Металл-Экспо"

Все мероприятия


Вакансии