Главная страница / Нефтесервис №01/2016 / Тенденции

План поражения

нефтяникам Казахстана придется бурить, несмотря на экономию


Добычу нефти, как известно, обеспечивает бурение, если же оно сокращается, то и падение производства черного золота неминуемо. Достоверность этой производственной аксиомы казахстанские нефтегазовые компании настойчиво проверяют на собственных промыслах. В 2015 году из 136 зарегистрированных в Минэнерго РК активных недропользователей углеводородов бурением занимались только 37. Такое положение рождает закономерные прогнозы: в текущем году Казахстан рассчитывает добыть 74 млн тонн нефти и конденсата, что на 5,5 млн тонн меньше, чем год назад.

План поражения. нефтяникам Казахстана придется бурить, несмотря на экономию

Показатели работы нефтедобывающей отрасли Казахстана в 2015 году дают понять, что бурение в республике становится все менее результативным, и для получения плановых объемов нефти недропользователям нужно строить скважины в гораздо большем количестве, чем они полагали. В прошлом году в стране было пробурено 1409 тыс. погонных метров, из которых 1245 тыс. м составила эксплуатационная проходка. При этом объем добычи нефти и конденсата снизился до 79,45 млн тонн с 80,83 млн в 2014 году.

Нельзя сказать, что компании не старались: фактический объем эксплуатационного бурения превысил плановый на 53 тыс. м. Правда, невыполнение по добыче достигло почти 1 млн тонн, что, кстати, и свидетельствует о снижении эффективности строительства и работы новых скважин.

2015 год выглядит «рубежом» между более или менее благополучным прошлым казахстанской «нефтянки» и ее высокорискованным настоящим. В 2014 году объем эксплуатационного бурения в республике превышал 2116 тыс. м, так что прошлогодний результат оказался хуже на 41% с лишним. Уровень же разведочного бурения вообще снизился почти в 2,5 раза (см. «Очень осторожная разведка»).

В убыток, но подъем

Наибольшие объемы бурения в 2015 году, как, впрочем, и в 2014-м, обеспечила национальная компания «КазМунай-Газ». Ее промысловая «дочка» — АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» (РД КМГ) — была крупнейшим заказчиком буровых работ в Казахстане. Объем бурения у казахстанских предприятий группы РД КМГ составил 374 тыс. м. (при плане 326 тыс. м). При этом они увеличили совокупную добычу до 8,33 млн твг, или на 2,2% к уровню 2014-го.

Основной вклад в бурение РД КМГ обеспечило ее узеньское подразделение — АО «Озеньмунайгаз» (ОМГ), разрабатывающее большое и достаточно старое Узеньское месторождение (в нынешнем году исполняется 55 лет с момента получения первого нефтяного фонтана на Узене) и более молодое, но мелкое месторождение Карамандыбас. В 2015-м общество планировало пройти 259 тыс. м в эксплуатационном бурении, но получилось аж 310 тыс., то есть почти на 20% больше! Отметим, в 2014-м проходка составила свыше 327 тыс. м, так что ОМГ перевыполнило текущий план, но в динамике было вынуждено снизить объемы по причинам, о которых чуть позже.

Дополнительные объемы бурения позволили ОМГ фактически выполнить план добычи: из недр Узеня и его сателлита общество получило 5,51 млн твг — всего лишь на 10 тыс. тонн меньше, чем прогнозировалось. Эти результаты отвечают планам ОМГ по увеличению добычи до 5,57 млн твг в 2018-м (накануне принятия Программы развития в 2014– 2018 годах общество получало 5,33 млн твг). Рост должен быть обеспечен благодаря строительству 20 эксплуатационных скважин глубиной 1555 м на Узене, а также 80 добычных (глубиной 2000 м) и 20 нагнетательных на Карамандыбасе.

Добавим, что сейчас на Узене эксплуатируется уже свыше 3300 скважин, а на сателлите — более 300. Генеральный директор ОМГ Максат Ибагаров поясняет характер текущей деятельности компании: «Мы оптимизировали наши затраты, пришлось приостановить некоторые проекты, но мы не допустили сокращения численности персонала, снижения затрат на социальную поддержку работников и их семей». Оптимизация расходов имеет большое значение для ОМГ, поскольку себестоимость его нефти, по оценкам бывшего отраслевого вице-министра Минэнерго Узакбая Карабалина, составляет около $70 за баррель, что при ценах 2015 года означало нарастающую генерацию убытков… Но, как уже писал «НиК» (см. «Почти у края» в «НиК» № 9, 2015 г.), правительство и национальный «КазМунай-Газ» поддерживают ОМГ, чтобы не допустить в «социально-взрывоопасном» Мангистауском регионе сокращения производственной жизни. Так, в 2015 году нацкомпания предоставила ОМГ дотацию в 37 млрд тенге — свыше $110 млн, а в нынешнем ее сумма составит примерно $120 млн. Тем более что ОМГ обеспечивает заказами крупнейшую казахскую буровую компанию «Бургылау» (подробнее о подрядчиках бурового рынка Казахстана см. «Буровики»).

Более благополучное положение у другой «дочки» РД КМГ — АО «Эмбанмунайгаз» (ЭМГ), работающего в Атырауской области. У ЭМГ ниже себестоимость добычи — $65, и оно добивается прироста нефтеотдачи меньшими буровыми усилиями. Пробурив 55 тыс. м эксплуатационных скважин, или на 2 тыс. меньше плана, ЭМГ получило 2,82 млн твг, то есть на 20 тыс. тонн больше ожидаемого. В 2014-м объем эксплуатационной проходки у «Эмбанмунайгаза» составил почти 96 тыс. м.

У атырауского предприятия в разработке гораздо больше месторождений, чем у ОМГ, среди которых есть и молодые, и зрелые, но с приличной добычей, несмотря на длительность разработки, как, например, Прорва. Здешняя нефть гораздо легче, чем узеньская, поэтому и в будущем ЭМГ будет добывать ее меньшими буровыми усилиями, чем коллеги по группе.

Так, сократив объемы проходки, «Эмба» удержала добычу на уровне 2014 года…

Гигантам нужно все больше скважин

Тем не менее хорошие химико-физические свойства нефти не могут полностью нивелировать последствия ресурсного истощения. В этом смысле показательны примеры крупнейших добывающих компаний Казахстана. Международное товарищество «Тенгизшевройл» в начале прошлой пятилетки обходилось вообще без бурения, эксплуатируя ранее построенные скважины. К концу пятилетки ситуация изменилась… В 2014 году ТШО пробурил около 39 тыс. м добычных скважин, а в 2015-м увеличил объем бурения почти вдвое — до 77,5 тыс. Новые стволы помогли компании перевыполнить план по добыче на 450 тыс. тонн и получить 27,16 млн твг — плюс 1,8% к уровню 2014 года.

Отметим, новые скважины ТШО не входят в Проект будущего расширения (ПБР), реализация которого позволила бы предприятию получать дополнительно, как заявляется, не менее 12 млн твг. Компания продолжает согласовывать данный проект с властями, возможно, из-за его ухудшившейся от невысоких цен на нефть экономики. Но масштаб промысловых мощностей ограничивает бизнес ТШО, и поэтому товарищество вынуждено все-таки строить новые скважины, не дожидаясь старта ПБР. Сохранит ли ТШО тенденцию наращивания объемов бурения в 2016 году, скорее всего, зависит от мировой стоимости нефти и выбора предприятием стратегии либо стагнации производства, либо все-таки небольшого роста.

Схожие тенденции формируют и буровую политику консорциума «Карачаганак Петролеум Оперэйтинг» (КПО). 4–5 лет назад ежегодный объем бурения составлял у него 23–25 тыс. м, но теперь он бурит в два с лишним раза больше, все время наращивая темп. В 2014 году эксплуатационная проходка составила 44,8 тыс. м, в 2015-м — уже 53,4 тыс. м. Тем не менее добыча на Карачаганаке снизилась до 11,99 млн тонн, то есть на 1,9% к уровню 2014 года, а невыполнение плана добычи жидких УВ превысило 600 тыс. тонн. Причина — в истощении месторождения. КПО, так же как и ТШО, обсуждает с официальной Астаной Проект полного расширения, который должен как минимум задержать спад добычи жидких УВ на Карачаганаке на 5–10 лет благодаря новым скважинам и компрессорам для обратной закачки газа. Но периодически появляющиеся новости о сдвигах в судьбе проекта не влекут за собой реального прогресса. Можно ожидать, что и в 2016 году КПО придется бурить еще больше, но получать все меньше нефти и конденсата.

Китайская стабильность

ТШО и КПО являются крупнейшими из действующих нефтедобывающих предприятий Казахстана, однако менее значительные по объему производства, но многочисленные компании с участием китайских инвесторов образуют весьма важную группу недропользователей РК.

Их доля на рынке бурения в 2015 году составила около 43%, даже притом что некоторые предприятия существенно не выполнили план. Примерно такой же их доля была в начале прошлого десятилетия.

Максимальный объем эксплуатационного бурения — у казахстанско-китайского АО «МангистауМунайГаз» (ММГ, собственники — CNPC и «КазМунайГаз»), которое обеспечило проходку 246 тыс. м.

Эти усилия позволили компании получить 6,27 млн тонн, сохранив уровень добычи прошлых лет. ММГ эксплуатирует большое число месторождений, находящихся на разной стадии разработки, поэтому разбуривание более молодых дает возможность компенсировать снижение на более старых.

У другого крупного китайского недропользователя — АО «СНПС-Актобемунайгаз» (АМГ) — в разработке всего четыре площади и истощение основных объектов — Жанажола и Кенкияка-надсолевого обуславливает почти 10%-ное снижение добычи в 2015 году: до 4,58 млн тонн. Истощение запасов серьезно влияет на буровую политику АМГ. Компания, сознавая низкую эффективность буровых работ в своих условиях, сокращает объемы эксплуатационной проходки — с 248 тыс. м в 2014-м до 145 тыс. м в 2015 году. По такому вектору ситуация в АМГ развивается уже несколько лет — после пикового уровня бурения в 314 тыс. м в 2012 году.

При этом объем метража поддерживается разработкой месторождения Кенкияк-подсолевой, для эксплуатации которого требуются более глубокие скважины, чем на других объектах. Можно ожидать, что буровая деятельность АМГ, в том случае если в нее не будут внесены новшества (для казахстанских условий) вроде зарезки дополнительных боков стволов, горизонтальных окончаний и т.п., станет сокращаться довольно быстрыми темпами… В схожем положении находится казахстано-китайское АО «Петро Казахстан Кумколь Ресорсиз» (ПККР), действующее в Кызылординской области на юге РК.

Оно стремительно снижает и эксплуатационное бурение — до 24 тыс. м в 2015-м с 54 тыс. в 2014 году и добычу — до 1,9 млн твг (спад на 13,7%).

Хотя показатели китайской нефтяной «семьи» в Казахстане остаются в целом значительными, стабильность этой группы недропользователей рискует постепенно превратиться в стагнацию. В частности, об этом можно судить по состоянию дел у предприятий, входивших до прошлого года в совместный актив «ЛУКОЙЛа» и Sinopec — компанию Caspian Investment Resources (CIR). CIR владеет крупными долями в ТОО «КазахойлАктобе» и «Бузачи Оперэйтинг», ЗАО «Каракудукмунайгаз» и СП ТОО «Арман». «ЛУКОЙЛ» продал 50% CIR китайскому партнеру за $1,067 млрд в прошлом году (см. «Снижая риски» в «НиК» № 8, 2015 г.), из-за постоянных противоречий с ним и, возможно, желая выйти из бесперспективного бизнеса. Похоже, это был верный шаг, поскольку все перечисленные компании в прошлом году не вели никакого бурения (в 2014-м суммарно у них было почти 100 тыс. м эксплуатационной проходки), что обусловило падение добычи нефти в диапазоне от 4,4 до 19,5%. Ни один другой актив ВИНК, действующих в Казахстане, не закончил 2015 год с таким минусом!

Отдельные недропользователи из китайской нефтяной «общины», как «Каражанбасмунай» (48 тыс. м эксплуатационной проходки и производство 2,14 млн тонн нефти, +0,3% к 2014-му) и «Казгермунай» (62 тыс. м и 2,99 млн тонн — без спада) поддерживали в 2015-м объем бурения и нефтеотдачи. Однако в целом китайская стратегия в РК — наращивание ресурсной базы без адекватного индустриального, промыслового развития активов — похоже, исчерпывает себя…

«Независимые» зависят от правительства

В секторе независимых добычных компаний Казахстана тенденция сокращения объемов бурения наиболее ощутима. Около 85% таких компаний в прошлом году не только не строили, но даже не планировали строительство новых скважин. Речь идет о компаниях, работающих в Атырауской, Актюбинской, Западно-Казахстанской и Кызылординской областях. То есть почти во всех основных добычных регионах Казахстана за исключением Мангистауской области.

Политика независимых понятна. Многие из них (всего 39 компаний) обратились в 2015 году в правительство республики за налоговыми льготами. Получили же их в части НДПИ всего пять компаний с китайским участием, эксплуатирующих месторождения Кенкияк-надсолевой, Кумколь, Арман и ряд других. Но, как мы указали ранее, после этого объемы бурения и добычи у этих недропользователей не выросли.

Абсолютное же большинство инвесторов перешло в режим минимизации затрат, прекратив все работы по развитию промыслов. Очевидно по этой причине «независимые» недропользователи превратились в один из факторов правительственного прогноза о снижении добычи жидких УВ в нынешнем году до 74,5 млн тонн. Понятно, что продолжительность такой производственной политики зависит от динамики мировых нефтяных цен и от налоговой политики в Казахстане. Надо отметить, что Астана в отличие от Москвы все же идет навстречу недропользователям. В начале с.г. власти сократили ставку экспортной таможенной пошлины на нефть до $40 с $65 за тонну, с 1 марта размер ЭТП привязан к мировым ценам, что подразумевает его автоматическое снижение при уменьшении стоимости. Кроме того, для низкорентабельных и малодебитных месторождений снижается или обнуляется ставка НДПИ.

Возвращаясь к сравнению показателей бурения и добычи нефти в Казахстане в 2014–2015 годах и выводу о нарастающей неэффективности применяемых методов развития промыслов, нужно отметить возможности для российских сервисных компаний, которые открывает усиливающийся производственный кризис у соседей. Нарастание разрыва между темпами бурения и нефтеотдачей неизбежно заставит казахстанских недропользователей начать использование инновационных методов строительства скважин и эксплуатации пластов. Между тем сегодня в РК объемы даже такого уже привычного для РФ бурения, как горизонтальное, настолько малы, что даже не учитываются в статистике. Казахстанские буровые компании не обладают требующимися компетенциями, а значит, недропользователи соседней страны станут наращивать объемы заказов у российских участников рынка. Отметим, что российские буровые сервисники уже занимают неплохие позиции в РК. Казахстанское АО «Онтустик Мунайгаз» в составе российской группы ООО «Нефтьсервисхолдинг» — один из лидеров сегмента разведочного бурения. В эксплуатационной проходке российские компании имеют заказы не только от казахстанских, но и от китайских заказчиков.

Однако для того чтобы полностью использовать шансы в Казахстане, россиянам нужно задействовать местный ресурс. Либо в плане партнерства с казахстанскими подрядчиками, либо в плане нахождения лоббистов в «КазМунайГазе», а также среди областных чиновников, как правило, связанных с региональными добывающими и сервисными компаниями.

ОЧЕНЬ ОСТОРОЖНАЯ РАЗВЕДКА

Уровень разведочного бурения снизился в Казахстане значительнее, чем объем эксплуатационной проходки. Если в 2014 году метраж разведочных скважин перевалил за 412 тыс. м, то в 2015-м недропользователи прошли только 164 тыс. (при плане в 205 тыс. м).

Наиболее активно велось изучение недр Кызылординской области, где на месторождениях Кумкольского бассейна было пробурено почти 90 тыс. м разведочных скважин. В следующем по объемам разведки регионе — Мангистауском — разведочная проходка едва достигла 26 тыс. м, в идущей третьей Атырауской области — около 12,8 тыс. Еще в нескольких казахстанских нефтегазовых районах данный показатель находился в диапазоне 1–5 тыс. м, но в большинстве областей разведка не велась вовсе.

Всего у шести компаний объем разведочного бурения в прошлом году превысил 10 тыс. м. Активнее всех поиск вели ТОО «Кольжан», «Саутс-Ойл» и «Петро Казахстан Кумколь Ресорсиз» в Кызылорде, пробурившие соответственно 39 тыс., 16,7 тыс. и 16,6 тыс. м. Отметим здесь, что нацкомпания «КазМунайГаз», действующая почти во всех нефтегазоносных областях РК, суммарно пробурила 16,7 тыс. м разведочных скважин, то есть на уровне отдельных кумкольских недропользователей.

Приведенные здесь показатели дают понять, что хотя отраслевые чиновники и специалисты Казахстана постоянно твердят о высоких геологических перспективах Прикаспийской низменности и новых районах на востоке и севере страны, сами недропользователи по факту ищут новые запасы на кумкольском юге рядом с открытыми залежами.

БУРОВИКИ

В Казахстане сейчас работают более 50 буровых компаний. Большинство крупных недропользователей традиционно сотрудничают со связанными с ними буровыми предприятиями. Так, АО «Озеньмунайгаз» нанимает для строительства эксплуатационных скважин компанию «Бургылау», свое бывшее буровое подразделение. Для местного гиганта «КазМунайГаза» значительную часть скважин строит собственная сервисная «дочка» «КМГ-Бурение», а остальной объем бурят казахстанские предприятия, в том числе связанные с бывшими и нынешними руководителями самой нацкомпании и ее группы «Разведка Добыча «КазМунайГаз».

Китайская нефтяная «община» Казахстана традиционно размещает заказы среди соотечественников: компаний Great Wall, XiBu, Sinopec и других. Однако в последнее время им начинает создавать конкуренцию российское ТОО «Нефтьтехсервис» через казахстанскую «дочку» АО «Онтустик Мунайгаз». Компании помогают хорошие связи в казахстанских коридорах власти, а также привлекательная ценовая политика.

Если в начале прошлого десятилетия доля китайских подрядчиков, к примеру, в сегменте разведочного бурения составляла более 40%, то в конце пятилетки она уменьшилась до 20–25%. А казахстано-российские сервисные альянсы различных форм организации и собственности, напротив, увеличили свою долю на рынке.

И китайские и другие иностранные недропользователи должны удовлетворять растущие казахстанские требования по увеличению местного содержания в контрактах на поставки. Местные предприниматели и лоббисты создают казахстанские сервисные предприятия, которые получают заказы, а к этому времени находят иностранных партнеров для их выполнения. Выручка делится по договоренности. После создания Таможенного и Евразийского экономического союза между РФ и РК значительная часть специалистов казахстанских нефтесервисных предприятий перешла на работу в российские, еще более упрочив таким образом связи подрядчиков двух стран.


Нефтесервис №01/2016

Х Закрыть
Нефтесервис

Выберите год и месяц

Х Закрыть
Нефтесервис

Выберите год и месяц

Нефтесервис


События

30.06. Ingenix Group провела круглый стол по оценке эффективности инвестиций в российские нефтегазовые проекты

30.06. "Ижнефтемаш" вышел на рынок Бразилии

29.06. Производитель насосов WiloRus открыл завод в России


Вакансии



Реклама